Люблю, поэтому и бегу, часть третья

0

Люблю, поэтому и бегу, часть третья

Люблю, поэтому и бегу, часть третья

— Моему Ярику уже семь лет исполнилось, он добрый, прекрасный мальчишка, — продолжал Марк. — Лечебные процедуры и длительный период реабилитации смогли получить результаты с надеждой на будущее. Сын хорошо борется с трудностями, выпавшими на его долю, но о нем надо все время заботиться, опекать. Два три раза за неделю мы с женой водим Ярослава к врачу на терапевтические занятия упражнения из этих занятий повторяем ежедневно дома. Как же я люблю своего сына. Ярик — прекрасный, милый, замечательный. Он не капризничает, стойко переносит все испытания и боль, не каждый взрослый так сможет. Я горжусь его силой духа. Ну, а Ирина… С женой мы больше как друзья. Общее, что связывает меня с ней — наш сын Ярослав. Без этого крепкого звена мы бы давно разошлись. А сейчас… В моей жизни есть теперь ты. Для меня ты как Ярик, очень дорогой человек.

— Что мы будем делать? — задала я главный вопрос.

— Затрудняюсь ответить, — печально сказал Марк. — и без нашей любви нам уже никак нельзя, мы не можем потерять друг друга… Твоя любовь ко мне взаимна, ведь правда?

— Люблю тебя… — я не выдержала, и из моих глаз потоком хлынули слезы отчаяния и неведения. Марк приблизился ко мне и обнял так крепко, как только мог.

— Не расстраивайся. Я обязательно придумаю выход их ситуации. И мы снова стали видеться с ним. Я не находила в себе сил выгнать Марка. Все говорило о том, что нас свела судьба, только испытания, выпавшие на нас, тяготили, проверяли на прочность.

Читать также:  Люблю, поэтому и бегу, часть шестая

Летели дни, недели. Он приезжал домой ко мне так часто, как выдавалась свободная минутка, ночи мы тоже проводили не часто. Но, каждый раз, знает только Бог, как я его ждала! Ощущала каждой клеточкой своего тела и души, что счастье найду только с Марком. Значение больше ничего не имело. Любви нашей было уже два года: казалось никто и не догадывался о нас. И это было лучшим — никого вокруг, только вдвоем. Мы купались в нашей страсти. О жене мы никогда не говорили. Да и зачем? Но как-то в очередную встречу почувствовала: его что-то беспокоит, мучает. И так и не решилась расспросить. Спустя некоторое время Марк сам заговорил о проблеме.

— У Ирины нашли опухоль в груди. На следующей неделе будут оперировать… Я вскрикнула от неожиданности и испуга.

— Мы пока не можем видеться, — преодолевая слезы, сказал он — Мне придется самому заниматься Яриком. И поддерживать Иру. Понимаешь?
Я покивала. Сердце сковал страх. В этот момент наши отношения совсем ничего не значили, потому что были проблемы поважнее. Я сочувствовала Ире. А еще переживала за маленького Ярика… За весь следующий месяц Марк позвонил только два раза. Во время первого разговора он сообщил, что Ире удалили грудь… А во время второго сказал, что ей назначили химиотерапию.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.